Дружеская пародия

Уважаемые знатоки Туркменистана (знатуры)! Предлагаю вашему вниманию дружескую пародию на нашу игровую тусовку. Надеюсь, без обид, тем более, что автор не обошёл вниманием и себя.
Первая часть написана в 1916 году и уже публиковалась, вторая – буквально на днях. С нетерпением жду ваши комменты.
Знатур Карим Азизов.

Знатуры или Большая Игра

В запамятные времена между Лысыми горами и Большой пустыней обитало очень небольшое племя, зовущее себя знатуры.
Когда-то многочисленные знатуры переживали не лучшие времена. Жизненное пространство племени постоянно уменьшалось, а межклановое соперничество и амбиции некоторых соплеменников ещё больше портило жизнь рядовым знатурам.
Кланы знатуров то распадались, то возникали вновь под другими тотемами, то время от времени перемешивались между собой. Стабильностью состава мог похвастать только клан вабанов. Возможно это завидное постоянство и обеспечивало этому клану частое первенство. Первенство в чём? — спросите вы. А вот не надо торопиться. У нас с вами не 1 минута.
Раз в семь восходов благословенного светила знатуры забывали о своих семьях и собирались в нежилой хижине на окраине стойбища, где им не могли помешать отрываться ни требовательные вторые половины, ни проблемные спиногрызы. Здесь соплеменники с азартом отдавались своей страсти – межклановой игре в вопросы и ответы под интригующим названием «Почему? Зачем? Нафига?».
Знатуры по своей природе были несколько ленивы и поэтому составлением вопросов особо не заморачивались. Для этого в соседние племена отправлялся гонец и за несколько козьих шкур доставлял свеженькие вопросы.
Иноплемённые вопросы по большей части знатурам не нравились, а клану мэтээсов практически никогда. Их сильнейший игрок по имени Тёплый Свет обычно комментировал качество вопросного материала фразами типа «И что это за херь?», «И как это брать?». Как правило это относилось к вопросам, которые он не взял. Тёплый Свет обязан своим именем тому, что на игре он часто вспоминал светильники. Их у него была целая коллекция.
На реплики лидера мэтээсов часто вёлся глава клана вабанов Длинный Лев, пытаясь пресечь избыточное информационное извержение Тёплого Света. Если, например, на вопрос был ответ «верблюд», то Тёплый Свет спрашивал, идёт ли в зачёт его ответ «дромадер». На что Длинный Лев непременно отвечал, что в зачёт идёт «бактриан». А вабан Толстый Блондин так вообще не раз грозился выбросить Тёплого Света из хижины.
Иногда вступал в перепалку и вабан Бывалый Знахарь. Правда, надолго его не хватало. Обозвав всех «нехристями», он успокаивался.
Один из лидеров постоянно тусующегося, как колода карт, клана аласов Тугое Ухо вообще считал все вопросы недостойные его внимания и публично выражал им недоверие. Тем не менее в крайней хижине появлялся исправно.
Все поползновения на качество вопросов с успехом отметала их чтец Справедливая Тата – единственная женщина в игровой хижине. Среди косноязычных соплеменников мужчин она выгодно отличалась умением различать и правильно произносить текст, нанесённый на выдубленных козьих шкурах.
Главой клана аласов был Опаздывающий Спутник. Но его претензии на лидерство распространялись не только на свой клан, но и на всю игровую тусовку в целом. В этом ему пытался противостоять, и не без успеха, вабан Большая Перепёлка.
Спутник звался Опаздывающим, так как вечно опаздывал даже на назначенное им самим время начала игры. Видно игра никак не могла правильно вписаться в орбиту интересов Спутника. Опаздывающий Спутник ревниво относился к успехам вабанов и при случае пытался переманить в свой клан сильных игроков. Решив расшевелить ленивых соплеменников, он предложил взять на себя организацию по составлению шкуры вопросов знатурами, чтобы как-то заявить ими о себе в отдалённых племенах.
Эта прогрессивная идея всколыхнула некоторых знатуров, с проснувшимся интузиазмом взявшихся за составление вопросов. Даже было придумано после долгих дебатов оригинальное название для шкуры: «Роговатые вопросы». Но дальше дело забуксовало. Спутник и здесь умудрился опаздывать, постоянно перенося сроки доведения шкуры до ума. Караул в лице вабанов устал ждать и доведение до ума они взяли на себя.
Неугомонный Опаздывающий Спутник побаловал своих соплеменников ещё одной идеей. Возле крайней хижины была на распорках повешена большая шкура козла. Любой игрок мог писать углём на шкуре всё, что он не думает о себе и думает о других. Впоследствии кто-то довольно точно уловил суть переписки, метко назвав эту шкуру ЛАЙ. Дело в том, что в игровых посиделках времени «похвалить» друг друга не было, а тут, как прорвало.
Дошло до того, что из-за лая на ЛАЙе распался хорошо заигравший в последнее время клан кааков, усиленный вернувшимся в тусовку Ласковым Маем. От кааков отпочковались мэтээсы, а клан кааков представлял теперь только его глава Одинокий Лев.
Пострадал в моральном плане и сам организатор идеи Опаздывающий Спутник. Критики его деятельности не заставили себя ждать и высказывали ему всё, что он о себе не думает. Особенно усердствовали в этом плане вабан Острая Коса и Справедливая Тата. Долго терпевший уколы соплеменников Опаздывающий Спутник не выдержал борьбы на два фронта и в сердцах, порезав шкуру, выбросил её подальше.
Но идея уже привилась и Тёплый Свет тут же повесил новую. Поначалу общение шло чинно-благородно. Но как-то самый старший знатур, которого так и звали – Маленький Патриарх – или из-за весеннего брожения тостестерона, или невольно подтверждая поговорку «седина в голову, бес в ребро» позволил себе упомянуть в ЛАЙе вроде бы невинные «сиськи» и «возбуждают». Как на грех рядом со шкурой оказалась Справедливая Тата. От такого неслыханного разгула пошлости она чуть не упала в обморок. Но ей всё же хватило сил написать, что в это сборище похабников она больше ни ногой.
Маленькому Патриарху пришлось в ЛАЙе торжественно поклясться, что таких жутко аморальных слов до скончания ЛАЙя он писать больше не будет. К чести Таты, не зря зовущейся Справедливой, она тутже вернулась в лоно многострадального ЛАЙя.
Раз в году в пору цветения маков знатуры проводили Большую Игру. В ней мог участвовать любой, сколотив временный клан. Победа в Большой Игре давала право участвовать в Очень Большой Игре. Она проходила в одном из соседних племён.
В благословенные времена принимающее племя предоставляло бесплатно и хижины, и еду, и даже проезд на верблюдах. Поэтому победив в Большой Игре можно было не только испытать моральное удовлетворение, но и попользоваться халявой. Теперь наступили иные времена. Кланы, участвующие в Очень Большой Игре платили за участие, везя с собой по несколько отборных шкур.
Несколько лет подряд побеждал сплочённый и отличающийся завидным постоянством клан вабанов. Но в последней Большой Игре он, возможно из-за того, что кто-то из вабанов накануне увлёкся огненной водой, дал досадную осечку, проиграв набравшему силу и тогда ещё нерасколовшемуся клану кааков.
Скоро цветение маков. Вабаны с нетерпением бьют копытами. Большая Игра должна восстановить пошатнувшееся реноме и вернуть им первенство. Хочется поехать на Очень Большую Игру к гостеприимному племени знааров в восстановленном ранге чемпионов. Другие кланы, не отличаяясь оригинальностью, тоже хотят к знаарам.
Скоро цветение маков ...

Знатуры или Большая Игра – 2

Прошло несколько времён цветения маков. В племени знатуров произошли неизбежные, как восход благословенного светила, перемены.
ЛАЙ обветшал и порвался. В центре стойбища вывесили сразу две новых шкуры. Учитывая неудачность названия многострадальца ЛАЯ, и с наивной надеждой избежать лая на новой шкуре, им дали другое и непонятное название – ИМО. Что оно значит, никто не знал, да и всем было, в общем, пофиг. Кто-то, позиционируя себя любимого, расшифровывал его, как Искупайте Меня в Овациях, а кто-то – Имею Мнение Особенное.
В одном ИМО, вывешенном Острой Косой, постоянно кто-то что-то спрашивал, а кто-то что-то отвечал. Другой ИМО Опаздывающий Спутник сделал шкурой объявлений. И горе тому знатуру, осмелившемуся перепутать направленность ИМОшек. Некоторые кланы обзавелись ещё и собственными ИМО-шкурами, где келейно обсуждают чисто клановые дела.
Игры знатуров гендерно разнообразились: стали появляться знатурянки. Одна из них – аласка Маленькая Люба – стала инфан терриблем вопросной ИМО-шкуры. За свои некорректные высказывания она часто получала словесные оплеухи, особенно от Острой Косы. Чашу терпения благопристойных знатуров переполнило её простодушное мнение по одной из табуированных тем. Тут ей по полной досталось от Большой Любы. В итоге Маленькая Люба подверглась всеобщему остракизму и доступ к вопросной ИМО-шкуре ей был закрыт.
Вспыхнула вновь, было угасшая, вражда между аласами и мэтээсами. Оба клана традиционно промышляли довольно прибыльным делом – организацией связи между стойбищами. По всему предгорью кланы держали своих гонцов с сигнальными барабанами. Но конфликт интересов в конце концов привёл к тому, что аласы втихаря отжали у мэтээсов их барабаны. Экспроприацию объяснили на удивление просто: барабаны издревле были аласовскими.
Жаждая справедливости, мэтээсы пожаловались в Самый Справедливый Совет Племён (СССП). Но, видимо, СССП посчитал аргумент аласов железным или обиженные стояли в очереди, но все остались при своих.
Аласы процветали. Они даже под водительством всё того же Опаздывающего Спутника поучаствовали в Очень Большой Быстрой Игре, что возродилась в далёком племени сколков.
Мэтэсы были подкошены не только финансово, но и интеллектуально. После нескольких побед в Большой Игре они проиграли последнюю вабанам. К тому же их покинул Тёплый Свет. После барабанной экспроприации он стал трудовым иммигрантом в племени каспиев. Глава вабанов Длинный Лев в одночасье потерял объект сарказма, а Толстому Блондину теперь и вовсе некому стало грозить выбросить из хижины.
Не стало в племени и Справедливой Таты, по-видимому, нашедшей женское счастье в сильно далёком племени амеров. Вопросы в крайней хижине теперь читают случайные соплеменники, обычно скороговоркой и имея, мягко говоря, далёкую от идеала дикцию. Теперь не только Тугое Ухо часто просит повторить то или иное слово.
Вабан Большая Перепёлка, раньше организовывавший игры, обидевшись на Опаздывающего Спутника за то, что на Очень Большую Быструю Игру позвали с кланом его, деликатно на организацию забил. Обидчику пришлось взять игры на себя, крутиться по своей орбите быстрее и опаздывать уже почти через раз.
Клан мэтээсов усилился вернувшимся в знатуровскую тусовку Кучерявым Музыкантом. Он всё также смеётся громче всех над своим же рассказанным анекдотом. А ставший мэтээсом Ласковый Май всё также гасит его необузданный темперамент при обсуждении вопросов.
Бывалый Знахарь теперь почти не обзывает «нехристями», но публично обозначает версии ответа вабанов, перехватив это заслуженное право у Маленького Патриарха.
Одинокий Лев, устав быть одиноким, сколотил новый клан – папиров. Честолюбивые папиры в играх иногда даже дают бой всё также часто тасующим состав аласам. Успешная игра последних часто зависит от участия Славного Молота и Меткого Охотника.
Крайняя хижина не пустует. Вабаны настроены укрепить свой статус-кво, изрядно потрёпанный за последнее время на Больших Играх. Во время цветения маков на очередной Большой Игре им предстоит опять не уронить этот самый кво.
Скоро цветение маков…

Оставить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.